Марэк: Человек, который обманул всех

Марэк: Человек, который обманул всех

История краха Telegram Open Network (TON) глазами инвестора.

Инвестор в блокчейн-платформу Telegram Open Network (TON) Павел Черкашин в колонке для Forbes рассказывает, как он впервые услышал о проекте, провел сутки в номере, изучая документацию, и рассуждает о том, что потом пошло не так.

До недавнего времени проект Павла Дурова F 30, обещавший изменить мировую финансовую систему, выглядел очень привлекательно для инвесторов, но закончился разочарованием и убытками. Мы тоже поверили в идею и команду, собрали синдикат на $20 млн и поучаствовали в размещении. Сейчас, отматывая события назад, я пытаюсь разобраться, что пошло не так.

Я помню, как впервые услышал про проект на конференции Consumer Electronic Show в Лас-Вегасе в январе 2018 года. В результате вместо того, чтобы ходить по выставке, я провел весь день в своем номере, изучая документацию и наводя справки у знакомых.

Революция в финансовых сервисах

Проект захватил меня не только своим масштабом – в то время тысячи стартапов запускали свои криптовалюты, а тем, что у него в отличие от других были реальные и понятные шансы изменить мировую финансовую систему. «Лучше вложить в такой проект и потерять в случае неудачи, чем упустить уникальный шанс в случае успеха и сожалеть об этом всю жизнь», – думал я. Логика рассуждений была следующая.

Все больше людей в мире предпочитают работать на себя, благо интернет позволяет это делать из любой точки мира. Экономика свободных работников (фрилансеров, консультантов и т. д.) насчитывает уже сотни миллионов человек и продолжает расти. Только в США их около 57 млн человек. Через десять лет не менее миллиарда человек будет работать вне государственных границ или корпоративных офисов, в интернет-среде. Между тем даже базовых финансовых инструментов для этой аудитории не существует. Простой банковский перевод сейчас стоит $20, а перевести 10 центов или доллар в принципе нереально. Заплатить небольшую сумму фрилансеру в Бангладеше в таких условиях практически невозможно.

Существующие криптовалюты, такие как биткоин, могут в теории решить проблему, но у них свои сложности, в первую очередь высокие спекулятивные колебания курса и отсутствие цивилизованных средств интеграции в банковскую систему.

В 2017 году мессенджер Павла Дурова Telegram стал де-факто средой общения для независимых профессионалов, включая либертарианцев всех мастей. Собрав преданную многомиллионную аудиторию (200 млн пользователей в марте 2018 года, а в конце апреля 2020 года Дуров сообщал в своем блоге уже о 400 млн пользователей), он пошел дальше и предложил миру простую и понятную концепцию цивилизованной цифровой валюты: через цифровой паспорт в Telegram обеспечивается соответствие требованиям банковских регуляторов по противодействию отмыванию денег, при этом сотни миллионов человек получают возможность оплачивать товары и услуги без грабительских комиссий.

«Вот она, революция в финансовых сервисах, о которой так давно говорят в сообществе. Наконец-то появился человек, готовый бросить вызов прогнившей мировой финансовой системе!» – слышалось повсюду. За счет саморегулирования такая валюта могла бы заменить всю неповоротливую банковскую систему с ее миллионами клерков, миллиардами накладных расходов и КПД первых паровозов.

Казалось, нет ничего, что могло бы пойти не так. Дуров предусмотрел все. У него была лучшая техническая команда, поддержка самых влиятельных инвесторов мира, растущая аудитория в сотни миллионов пользователей и защита самых зубастых юристов Уолл-стрит. Юристы одобрили действия команды Дурова и не нашли ничего, к чему у регуляторов могут возникнуть вопросы. А даже если они возникнут, решили они, компания Дурова может заплатить штраф, как это делают другие участники рынка, и продолжить свою деятельность. $1,7 млрд инвестиций автоматически выводили его проект в категорию «слишком большой, чтобы провалиться». Более того, он даже не был первопроходцем. На рынке уже были сотни криптовалют, многие аналогичные проекты сделали успешные ICO, включая компанию EOS, которая успешно продала свои токены на $4 млрд, получив молчаливое согласие SEC.

Инвесторам предложили хорошо подготовленный проект с ясными перспективами перевернуть мир к лучшему. Интерес со стороны инвесторов к проекту был беспрецедентный. Чтобы включить всех желающих в синдикат, приходилось ограничивать квоту на участие.

Мы прекрасно осознавали риски и предупреждали о них всех участников. В конце концов венчурные инвестиции все крутятся вокруг историй с очень высоким риском, но и огромным призом в случае успеха. Вложив в один такой проект, сложно выиграть. Вложив в 10 таких проектов, сложно проиграть.

Ревность Цукерберга

Всё пошло не так в 2019-м. Случилась политика, и пришла она с неожиданной стороны – через Facebook. Очевидцы говорят, что Цукерберг был вне себя от ярости, когда узнал про успешное ICO Telegram. Вообще Цукерберг и Дуров конкурируют давно, а привлечение Дуровым $1,7 млрд только усугубило к нему неприязнь Цукерберга: с такими ресурсами Дуров мог переманить значительное количество пользователей и тем самым представлял угрозу для его компании.

В недрах Facebook лихорадочно родился проект Libra, который был практически полной копией TON, но с шильдиками крупных корпораций и штампом Made in the U.S.A. После этого Facebook открыто пришла к американским законодателям с чувством, что делает хорошее дело для Америки. Миру такой проект точно нужен, но он должен быть сделан американской компанией, на американской земле, в соответствии с американским законом. Вместо того чтобы поддержать благородное начинание, американские законодатели обвинили Цукерберга и Facebook в попытке посягнуть на самое святое – американский доллар. Корпорации один за другим стали открещиваться от криптоавантюры. Проект пришлось с позором заморозить.

Я следил за слушаниями по поводу Libra в прямом эфире. Меня меньше всего интересовал успех Цукерберга, но очень беспокоили настроения законодателей США в контексте индустрии цифровых валют в целом и проекта TON в частности. Сенаторы кидались хлесткими популистскими лозунгами и демонстрировали не только непонимание проблемы, но и полное пренебрежение к ней. Например, на слова Марка, что новая валюта поможет бедным слоям населения делать микроплатежи, они кричали: «Если бы Facebook заботился о малообеспеченных, то брал бы больше на работу представителей меньшинств! Почему у вас их так мало? Молчите? А я знаю! Потому что под благовидным предлогом вы хотите сделать валюту для наркодилеров!»

Что произошло дальше, можно с высокой степенью вероятности предположить, зная применяемую в таких случаях риторику. Цукерберг сказал: вы мне не разрешаете делать мою платежную систему, но разрешаете это Дурову, который может быть связан с российским правительством и другими недружественно настроенными структурами и делает свой проект в США на деньги американских инвесторов, а его конечная цель – создать валюту, которая составит конкуренцию доллару и тем самым поставит под угрозу американскую экономику. И с такой формулировкой вопрос создания Дуровым своей платформы вышел из экономической плоскости и перешел в плоскость национальной безопасности.

В результате вмешательства внешних сил возник прецедент, когда американский судья запрещает запуск технологического продукта даже за пределами США, используя аргументы, близкие к тем, которые использовал российский суд в деле Майкла Калви: платформа создается для зарабатывания денег компанией Дурова и инвесторами, и это недопустимо. Двухлетняя эпопея по созданию альтернативной мировой экономики уперлась в железобетонную стену государственной бюрократии и начала рассыпаться на глазах.

«Мы голосовали за отсрочку»

Сложившаяся ситуация расценивается как фактор непреодолимой силы, форс-мажор. О ней команда TON предупреждала инвесторов в исходном проспекте. Более того, в конце 2019 года, после первого запрета суда, Дуров запросил у инвесторов поддержки и получил ее в форме отсрочки запуска сети на 6 месяцев – до 30 апреля 2020 года. Без согласия инвесторов проект оказался бы в дефолте и вынужден был бы закрыться. Подозреваю, что стратегия SEC была направлена именно на это.

Мы голосовали за отсрочку. Я убеждал инвесторов, что Дуров знает, что делает, и должен найти выход. Для нас это просто финансовый риск. Для него – дело всей его жизни, шанс войти в историю, изменить мир. В битве миллиарда человек за свое право честно зарабатывать и платить в интернете против заскорузлого менталитета власти я поставил свои деньги и репутацию на предпринимательский талант Павла Дурова. Более того, я убедил много хороших людей следовать за мной. Шанс того стоил.

Наиболее вероятным казался сценарий мирового соглашения с SEC, выплаты большого штрафа или по крайней мере запуска проект за пределами США. Простор для маневра был еще довольно большой, но он стремительно сужался по мере приближения 30 апреля 2020 года. До этого дня должно было быть принято финальное решение о судьбе проекта.

Договориться с SEC не получилось. Я не знаю причины, но предполагаю, что это было следствием жесткой установки американской власти, а не глупости юристов или несговорчивости Павла.

Накануне 30 апреля 2020 года у Дурова было три варианта действий:

Забыть на какое-то время о своих амбициях и ответить ожиданиям рынка и инвесторов: превратить Telegram в корпорацию, оценить ее, например, в $10 млрд, раздать инвесторам акции без права голоса на $1,7 млрд, таким образом дав им часть экономической ценности Telegram в обмен на инвестиции и понесенные убытки.

Пойти на борьбу с американским правосудием на благо общества. Может быть, в итоге Дуров оказался бы «распятым на кресте», но он был бы распят как герой своего времени.

Не делать ничего и дать проекту развалиться, а все активы, созданные на деньги инвесторов, вывести через дружественные компании и перезапустить под новым именем, заявив при этом, что новый проект больше не имеет отношения ни к самому Дурову, ни к Telegram.

Инвесторы рассчитывали на сценарий №1 (инкорпорирование) как наиболее экономически оправданный. Они бы поддержали и крестовый поход против американского правосудия. Технологическим стартапам не впервой испытывать пределы толерантности законов, достаточно вспомнить Airbnb или Uber, которые до сих пор это делают. К чему они не были готовы, так это к тому, что в итоге Дуров бросит их с криком «Спасайся кто может!» и выпустит Free TON, в очередной раз используя отработанный с «ВКонтакте» прием.

«Общественность закрывала глаза»

Павел начал развивать Telegram, работая еще во «ВКонтакте». Тогда он игнорировал претензии к нему акционера «ВКонтакте» UCP в том, что он использует ресурсы компании для стороннего проекта, называл сотрудников фонда «господами рэкетирами» и обвинял их в том, что они мешают работе команды «ВКонтакте».

Во время истории с уходом из «ВКонтакте» и создания Telegram Дурова в основном воспринимали как пострадавшую сторону, предпринимателя, который не смог противостоять злой и могущественной системе. Общественность закрывала глаза на всплывающие то тут, то там истории и откровения, опровергающие его слова. Такая модель поведения сработала тогда, может сработать и сейчас, только теперь вместо тоталитарной российской власти крайним является «полицейское» государство США и жадные инвесторы-спекулянты.

По отчетам регулятору в рамках судебного разбирательства за два года команда Дурова потратила на разработку TON и на операции мессенджера $405 млн. Все эти деньги в итоге рассосались по активам Дурова. Основная часть средств ушла на поддержание и развитие Telegram, а не на разработку блокчейна TON, так как он не монетизируется и зависит от вливаний Дурова. Как будет использоваться Free TON, будет ли он интегрироваться с Telegram – неизвестно. Но инвесторы в любом случае потеряли почти полмиллиарда, не получив ни цифровую валюту, ни долю в мессенджере, несмотря на то, что эти разработки делались на их деньги (Дуров предложил инвесторам TON из США единственный вариант возврата средств – 72% от исходных вложений в виде денежных средств. – Forbes).

Так как юридическая экспертиза не закончена, сложно говорить про какие-то конкретные действия на данном этапе. Скорее всего в создавшейся ситуации найдутся как минимум несколько инвесторов, которые захотят судиться, а как только они подадут первые иски – подтянутся остальные, чтобы не остаться за бортом. Адвокаты, жаждущие крови, уже обрывают телефоны, предлагая свои услуги. В случае длительного и запутанного судебного разбирательства выиграют только сами адвокаты.

Считайте меня безнадежным оптимистом, но я еще надеюсь, что Павел Дуров придумает какой-то хитрый ход, чтобы выправить ситуацию. Например, все-таки вернется к сценарию №1: инкорпорирует Telegram, пустит туда инвесторов, вернет долги и все-таки надерет задницу Цукербергу. Никому не пожелаешь войти в историю как человек, который мобилизовал на свою борьбу сотни миллионов человек, а потом сбежал при первых выстрелах на свою яхту.

Профиль автора в соцсети: https://smart-lab.ru/profile/Marek/

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER

все обзоры блогов »

Источник: finversia.ru

Добавить комментарий

*

3 × пять =