Эксперты: Китай выбрал оптимальное решение по выходу из кризиса

© РИА Новости / Александр Юрьев / Великая Китайская стена

Эксперты: Китай выбрал оптимальное решение по выходу из кризиса

Власти КНР впервые за много десятилетий не стали устанавливать целевые показатели роста ВВП на год, следует из рабочего ежегодного доклада премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна. В этом году усилия будут направлены на борьбу с бедностью и на обеспечение рабочих мест, а также на преодоление кризиса, связанного с эпидемией.
На фоне агрессивных мер по накачке экономики ликвидностью, которые применяют западные страны для выхода из кризиса, китайские меры могут показаться скромными. Однако опрошенные Sputnik российские и китайские эксперты утверждают: Китай выбрал оптимальное решение для своих проблем.
Из предсказаний экспертов по поводу того, что ждать от «двух сессий» сбылось безоговорочно пока лишь одно: в этом году Китай не устанавливает целевые показатели роста. Премьер Ли Кэцян в своем докладе признает: экономика Китая сталкивается с большими неопределенностями, как с точки зрения внутренней эпидемиологической ситуации, так и с точки зрения внешних факторов – развития эпидемии в остальном мире, падения мирового спроса, сокращения мировой торговли. В таких условиях, практически все драйверы роста китайской экономики — будь то внутреннее потребление или экспорт – оказываются под угрозой. Поэтому прогнозировать что-то именно по росту ВВП сейчас крайне непросто.
По многим другим параметрам целевые показатели оказались гораздо скромнее ожиданий. Бюджетный дефицит увеличен лишь до 3,6%, в то время как и китайские, и западные аналитики прочили ему дефицит в 6% и более. В этом году планируется создать 9 миллионов рабочих мест – это на 4 миллиона меньше показателя прошлого года. Вместе с тем, уровень безработицы нужно поддерживать на уровне около 5,5%. Близки к ожиданиям экспертов расходы на оборону: они вырастут на 6,6% (хотя ожидалось увеличение до 7%). Китайский премьер также сделал акцент на помощи малому и среднему бизнесу, а также самозанятым, которые оказались в трудном положении из-за эпидемии. Ли Кэцян потребовал от банков увеличения кредитования малого и среднего бизнеса на 40%. Денежный агрегат М2 (наличные деньги «плюс» чеки, вклады до востребования «плюс» срочные вклады), как сказал премьер, вырастет в этом году гораздо сильнее, чем в прошлом году.
Ряд экспертов, в том числе бывший главный экономист Goldman Sachs Джим О’Нил отмечают, что меры стимулирования экономики, принимаемые Китаем, весьма скромные.  Согласно оценкам МВФ, на фискальные стимулы для преодоления кризиса (урезание НДС, повышение потолка необлагаемого дохода физических лиц, каникулы по отчислениям предприятий в фонды социального страхования и т.д.) Китай выделил 2,6 триллиона юаней, что равняется 2,5% ВВП страны. Для сравнения, США выделили на борьбу с нынешним кризисом 2,3 триллиона долларов или 11% ВВП, Германия – 156 миллиардов евро, или 4,9% ВВП, а если сюда приложить и разнообразные госгарантии для бизнеса, то стимулы перевалят за 20% ВВП.
Но Китай уже проходил через такие меры в 2008 году, выделив беспрецедентный по размерам пакет финансовой помощи в 12% ВВП. И это привело к фундаментальным дисбалансам в экономике и перегреву кредитного рынка.
Сейчас Китай учитывает эти ошибки и действует согласно специфике собственной экономической ситуации, говорит в интервью Sputnik руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александр Габуев.
«Мне кажется, стимулы вполне достаточные. Китай одновременно старается учесть и эпидемиологическую ситуацию, и, в то же время, не допустить рост безработицы и социальных волнений. Важно также избежать чрезмерного разрастания долгового бремени. Очевидно, одновременно решить все три задачи полностью не удастся. Поэтому здесь нужна некоторая пропорция. И не заливание экономики деньгами, а довольно аккуратное инвестирование в новую инфраструктуру: прежде всего, телекоммуникации, дата-центры, зарядные станции для автомобилей. Делать это все нужно через долговые инструменты и создание инфраструктурных инвестиций, которые будут контролироваться политическими банками. В целом это нормальный шаг», — сказал Габуев.
По его словам, отказ от целевых показателей по росту ВВП подтверждает приверженность китайских властей к следующему принципу: обращать внимание не на номинальные экономические показатели, а преобразовывать экономическую модель в целом, поддерживая макроэкономическую стабильность всеми возможными средствами. Власти КНР еще раньше указывали, что не так важны темпы роста, как его качество. Сейчас в экономической политики КНР есть и другие приоритеты, говорит Габуев.
«Я бы обратил внимание на задачу по искоренению бедности. Дело в том, что Китай в следующем году, как обещал Си Цзиньпин, должен построить общество средней зажиточности сяокан. Что это такое до конца непонятно из-за отсутствия четких критериев. Судя по всему, критерием является полное искоренение бедности в Китае. На начало прошлого года в Китае было 16,6 миллиона бедных. И, судя по всему, в этом году бедность по китайской статистике будет окончательно искоренена, и это будет подано как главный критерий, что общество сяокан построено. Это тоже очень важная макроэкономическая задача на этот год», — считает эксперт.
Акцент на реальном секторе экономики и на повышении уровня жизни людей и обуславливает тот набор мер, которые принимают китайские власти. Страны Запада, в том числе США, латают дыры в экономике большим объемом ликвидности. В случае США эта схема еще работает, поскольку практика включения печатного станка уже не раз была опробирована Вашингтоном. Китай идет по пути более фундаментальных преобразований, говорит Sputnik эксперт пекинского Народного университета Бянь Юнцзу (Bian Yongzu).
«Китайское экономическое развитие не такое, как в других странах. Власти КНР могут задействовать больше ресурсов и средств для углубления экономического развития. Возьмем в пример США. Они лишь выпускают дополнительную наличность или предоставляют субсидии для компаний. Такие меры лишь частично могут помочь экономическому росту и стабильности. Ведь экономическое развитие зависит от общей макроэкономической ситуации. И здесь все не ограничивается ликвидностью. Важен и бизнес-климат, повышение доходов населения, устойчивая политика. Власти КНР стимулируют и развивают экономику во всех областях. Например, поддержка малых и средних предприятий заключается не только в финансировании, но и в улучшении делового климата, многомерной поддержке. Возможности правительства играют важнейшую роль в экономическом развитии страны, в управлении экономикой. Власти КНР укрепляют свои возможности, но, с другой стороны, ограничивают намеренно их, чтобы предоставить больше простора для самих предприятий, для рыночных игроков, чтобы развитие было более плавным. С точки зрения финансовой поддержки китайская политика, действительно, умеренная. Но чрезмерная финансовая накачка может принести негативные последствия», — считает Бянь Юнцзу.
Китай не может себе позволить просто включить печатный станок для финансирования бюджетного дефицита. В преддверии «двух сессий» Минфин КНР и Центробанк дискутировали о том, как финансировать расходы, связанные со стимулирующими мерами. Минфин предлагал прибегнуть к количественному смягчению: выкупу Центробанком специальных казначейских облигаций по нулевой ставке. Центробанк указывал, что эта практика крайне опасна, и, к тому же, даже формально запрещена китайским законодательством. В результате от политики «печатного станка» все же отказались, прибегнув к более осторожным механизмам финансирования долга.
Нельзя сказать, что Китай полностью отказывается от финансового стимулирования. Для масштабных проектов «новой инфраструктуры», призванных поддержать рост, используются облигации местных правительств. За первые полгода местные правительства выпустят облигаций почти на 3 триллиона юаней. Для сравнения: в прошлом году всего таких бумаг было выпущено на 4,36 триллиона юаней. Кроме того, власти КНР все же решили выпустить специальные казначейские облигации для преодоления последствий эпидемии. Но объем выпуска будет ограниченным, чтобы не раздувать бесконтрольно кредитную нагрузку. На 2020 год они привлекут лишь 1 триллион юаней.